Глава 1, Чтение, воображение, савантизм и необычные интересы

Глава 1, Чтение, воображение, савантизм и необычные интересы

Чтение, воображение, савантизм и необычные интересы

Известно, что люди с синдромом Аспергера любят информацию, но почему? Информация служит якорем для наших мыслей, она дает нам самоидентификацию. Информация – это то, что мы можем контролировать. Информацию не нужно пытаться очаровать, с ней не нужно ходить в кафе или стараться произвести на нее впечатление. С ней мы можем делать все, что пожелаем.

Мы испытываем неуемную жажду знаний. Нас влекут к себе страницы книг, и мы не хотим ждать детского сада, чтобы научиться читать. Мы не хотим ждать первого урока музыки, чтобы извлечь мелодию из загадочного инструмента, стоящего в углу. Зачастую уроки нам и не требуются.

«Я научилась читать по передачам «Поём с Митчем Миллером».1 Однажды я взяла в руки книжку «Кот в шляпе», и слова вдруг обрели для меня смысл.» (Widders)

Мой собственный процесс обучения чтению был логичным и быстрым. Я помню, как попросила маму показать мне алфавит. Усвоив, что «А – это арбуз, Б – барабан» и т. д., я сразу выучила и звуки. Как только она показала мне все буквы, через несколько минут я уже взяла книгу и стала читать сама. Большинство из аспи-девочек, с которыми я беседовала, также научились читать самостоятельно. Многие похожим образом обучились математике, музыке и дизайну.

«У меня словно AutoCAD вместо мозга. Я моментально усваиваю все, что связано с геометрией и механикой. Я могу с нуля собирать механические и электронные устройства, хотя не имею специального образования.» (Andi)

По мере нашего взросления эти навыки выравниваются. Полагаю, ранняя способность к чтению (гиперлексия) и развитые не по годам таланты создают впечатление интеллектуальной зрелости, и людям кажется, что мы обладаем такой же эмоциональной зрелостью. Это маскирует нашу аутичность и скрывает наши проблемы в других областях.

Другие аспи-девочки менее ориентированы на вербальное мышление, а у некоторых из нас есть и проблемы обучаемости, например, дислексия. Но с вербальными или визуальными талантами, с трудностями обучения или без, в течение всей нашей жизни мы многое узнаем именно благодаря самообразованию, даже если при этом посещаем школу или университет. Мы любим сами изучать то, что нам интересно – не только из-за нетерпения, но и потому, что у нас есть свои способы понимания и усвоения информации. Мы не всегда понимаем чужие инструкции, особенно устные, и поэтому поглощаем информацию так, как нам удобно.

«Практически всему, что я знаю, я научилась сама. В школе я быстро усваивала материал, но получала низкие оценки из-за дислексии, поэтому на меня махнули рукой. Я самостоятельно изучала статистику, химию, освоила шитье, вышивание и сварку.» (Sam)

Есть люди, например, писатель Билл Стиллман (Bill Stillman, 2006), которые полагают, что дети-аутисты имеют «связь с Богом» – нехватка у них определенных навыков компенсируется более высоким духовным осознанием, которое открывает им путь к талантам и знаниям. Эксперты говорят, что люди с синдромом Аспергера имеют IQ выше среднего – при этом мы не всегда демонстрируем практический интеллект. В детстве нас порой называют «маленькими профессорами», но когда мы взрослеем, мы становимся скорее «рассеянными профессорами». Недавние исследования подтверждают, что дети с синдромом Аспергера имеют более высокий уровень «подвижного интеллекта», чем неаутичные дети (Hayashi et al., 2008). Подвижный интеллект – это способность видеть порядок в хаосе, устанавливать закономерности и понимать взаимосвязи между не связанными, на первый взгляд, вещами. Хотя мы не всегда обладаем высоким «кристаллизованным интеллектом» (способностью применять приобретенные знания и навыки), это может объяснить, почему иногда мы просто знаем, как что-то делать – например, решать сложные математические задачи до того, как нас этому научат, или собирать электронные устройства.

«Я могу чинить или копировать вещи, в том числе, одежду и устройства, увидев их всего один раз.» (Dame Kev)

Это не означает, что все мы невероятно умны. Если вы аспи, и у вас нет узкого всепоглощающего интереса или какого-то феноменального навыка, вы не одиноки.

«Мне очень неприятно, когда люди, казалось бы, выступающие в защиту аспи, продвигают миф, что все люди с СА – гениальные математики или ученые и являются какой-то «супер-расой». Я аспи, но у меня нет особых талантов, и это заставляет меня чувствовать себя неудачницей вдвойне – мне не быть «нормальным» человеком, но и аспи из меня никудышный.» (Polly)

Если кто-то из нас попадает в категорию плохо обучаемых, этому могут быть самые разные причины – начиная с проблем сенсорного восприятия или склонности «отключаться» при стрессе или среди людей. Дислексия, апраксия, избирательная немота – все это может привести к тому, что интеллект аспи-девочки будет оценен неверно.

«Я жила как будто в своем собственном пузыре. Я игнорировала большую часть происходящего вокруг. Я не могла читать вслух (у меня была избирательная немота), поэтому учителя считали, что я не умею читать вообще. Они давали мне книги для маленьких, но они были очень скучными, поэтому я тайком брала книги посерьезнее в классной комнате и в библиотеке. Меня часто ругали, если заставали со взятой без спроса книгой.» (Widders)

«Я училась в обычной школе, но меня всегда считали глупой. Мне всегда приходилось доказывать свои способности, и я часто ощущала себя невидимкой.» (Ann Marie)

Склонность усваивать информацию иначе, чем другие, не всегда приводит к проблемам в обучении, потому что, как правило, мы находим собственные способы

учиться. Однако, в социальных ситуациях та же самая склонность проявляется по-другому. Мы не всегда можем навязывать свои правила и приоритеты другим. Мы не можем изучать людей в повседневных разговорах так же, как изучаем информацию в книгах. Нередко бывает, что в юности мы задаем слишком много вопросов и ставим людей в неловкое положение. Если бы мы могли задавать тон беседы, нам было бы комфортнее, но мы не можем этого делать и поэтому закрываемся. Сильнее всего это проявляется в подростковые годы, когда потребность влиться в компанию становится наиболее важной. (Мы поговорим об этом подробнее в Главе 9.)

Часто считается, что у людей с синдромом Аспергера не развито воображение, и в детстве они не играют в игры, где необходима фантазия. На мой взгляд, это мнение ошибочно, и оно может помешать диагностике людей с СА, обладающих живым воображением. То, что мы любим раскладывать фломастеры по цвету или расставлять игрушки в алфавитном порядке, не значит, что мы не хотим использовать их по назначению. Но истории, которые я придумывала у себя в голове, были гораздо интереснее, чем те, что я могла разыгрывать со своими куклами. Для меня они были неподвижными нереалистичными кусками пластмассы.

Диагностированные аспи-девочки, с которыми я беседовала, обладали самым разным уровнем творческих способностей и воображения, от «отсутствующего» до «чрезвычайно развитого». Но, похоже, все мы начинаем одинаково – мы копируем то, чем восхищаемся. Некоторые на этом останавливаются, становясь прекрасными подражателями.

«Я могу запомнить музыкальное произведение от начала до конца, послушав его один-два раза. В пять лет я начала заниматься на скрипке и несколько лет играла исключительно на слух. Когда учительница играла произведение, которое мне нужно было выучить, я тут же могла повторить его, и мне оставалось только отточить технику.» (Heather)

«Дайте мне карандаш, и я превращусь в ходячую копировальную машину.» (Bramble)

Другие достигают выдающихся успехов в собственном творчестве.

«Мои оркестровые произведения исполнялись по всей Европе, когда мне было всего 14.» (Kylli)

«Навыкам рисования я полностью обучилась сама. Все, что я умею – результат личных исследований и самостоятельного чтения. Я занимаюсь этим постоянно.» (Камилла Коннолли, австралийская художница и обладательница художественной премии Waverly 2009)

Еще одна причина, по которой наш аутизм не всегда заметен, заключается в том, что наши специнтересы обычно попадают в категорию «нормальных» девичьих увлечений – книги, музыка, рисование, животные. Отличается лишь степень нашей увлеченности, та страсть, с которой мы погружаемся в любимое занятие. Хотя я не сразу начала писать собственные рассказы и песни, я читала с такой жадностью, словно от этого зависела моя жизнь. Я притворялась больной, чтобы не идти в школу, а остаться дома и почитать. Я таскала в свою комнату еду, чтобы не отрываться от книги. Если бы могла, я бы и в туалет не выходила, лишь бы продолжать читать.

Почему же мы читаем (играем, рисуем и т. д.) с такой страстью? Мы наполняем свой ум знаниями с той же жадностью, с какой другие набивают желудок едой. Информация спасает от чувства растерянности, которое многие из нас испытывают при взаимодействии с людьми. Она позволяет сфокусироваться, отгородиться от внешних раздражителей дома, в школе, в магазине и т. д. Мы полностью контролируем, какой объем информации готовы принять, в отличие от общения с людьми, которое бывает непредсказуемым и неконтролируемым. (Даже те из нас, кто живет в своей раковине и редко выглядывает наружу, может иметь богатую внутреннюю жизнь и при этом не нуждаться в частом контакте с кем-то.)

Информация заполняет пустоту, потому что в юности у нас зачастую нет четкого осознания своей личности. Мы ощущаем необходимость учиться и создавать, но нельзя по-настоящему создать что-то, не изучив как следует то, что уже существует. В своей книге «Thinking in Pictures» («Мыслить образами») Темпл Грандин (2006) говорит, что училась создавать инженерные чертежи, копируя работы другого инженера. Вскоре она начала разрабатывать собственные очень сложные проекты, не имея никакого специального образования.

Одержимость интересами – иллюстрация нашей способности неотрывно концентрировать внимание на чем-либо. Сейчас педагоги и врачи начинают понимать, что это достоинство, а не недостаток, и его нужно поддерживать, а не отвергать. Как говорит Грандин, мы должны работать с тем, что мы умеем, а не с тем, чего не можем. Это ключ к нашему будущему – к тому, кем мы можем стать. Когда мы увлечены своим делом, нам трудно вовремя сделать перерыв, мы забываем поесть, попить, сходить в туалет, причесаться, подышать свежим воздухом или сделать зарядку. Это может помешать нам получить работу, удержаться на ней или заниматься иной важной деятельностью. Действительно ли причина этого кроется в исполнительной дисфункции? Или она гораздо глубже?

«Только тогда я ощущаю себя единым целым, и ничто иное не имеет значения.» (Camilla)

«Когда я поглощена своей страстью, я теряю всякое ощущение времени и того, что на планете есть еще кто-то кроме меня. Это словно другое измерение.» (Heather)

В отличие от мальчиков с синдромом Аспергера, наши интересы не так необычны и со стороны могут выглядеть более понятными. Если девочка запоем читает книги, это не так настораживает родителей или врачей, как увлечение типами самолетных двигателей, созданных с 1940 по 1945 годы. Окружающие не всегда замечают, что за дверью своей комнаты мы перечитываем одну и ту же книгу в 124-й раз, потому что просто помешаны на ней. Однако, интересы некоторых аспи-девочек действительно могут быть необычными.

«Я была помешана на пещерных известняковых образованиях. Меня никогда не интересовали мультфильмы или сказки.» (Kes)

«Я обожала бейсбол и с легкостью запоминала статистику игр.» (Kiley)

«Я могла назвать марку любой машины на дороге, когда мне не было и двух лет.» (Pokegran)

Еще одно различие между аспи-девочками и нейротипичными – в том, что последние обычно вырастают из своих детских увлечений и находят более подходящие возрасту занятия. Мы занимаемся одним и тем же всю свою жизнь. Но это необязательно плохо. Если бы Моцарт не был одержим музыкой, мир стал бы беднее без его произведений. Темпл Грандин, Альберт Эйнштейн, даже Дэн Эйкройд меняли и меняют мир своим аспергианским способом. Я уверена, что среди женщин-ученых, писателей и т. д., было немало аспи, которые внесли большой вклад в культуру и прогресс, благодаря той целеустремленности и концентрации внимания, которую дает СА. Мы не можем знать наверняка, кто из выдающихся людей прошлого был аспи. Но будущее зависит от нас. Вы можете стать одной из первых женщин, открыто заявивших о своей аутичности, кто возглавит знаменитую рок-группу, станет автором бестселлеров, кинорежиссером и т. д.

Совет аспи-девочкам

Не допускайте, чтобы мнение окружающих мешало вам делать то, что вы любите и умеете. Внести свой вклад в окружающий мир важнее, чем быть популярным и вписываться в компанию.

Исполнительная дисфункция действительно влияет на жизнь многих из нас. Мы не всегда знаем, как вовремя начать или прекратить какое-либо действие. Когда мы увлечены чем-то, мы часто забываем поесть, причесаться, погулять, отдохнуть. Даже необходимость ходить на работу или в школу для нас – раздражающая помеха, отвлекающая от любимого занятия. Составьте режим, возьмите в привычку делать перерывы на питание, гигиену и физические упражнения. Это необходимо для вашего психического и физического здоровья – вам нужно поддерживать свой замечательный аспи-мозг, а значит, и ваше тело, в прекрасном состоянии. Кроме того, это придаст вам уверенности при взаимодействии с внешним миром.

Не волнуйтесь, если у вас нет феноменальных навыков – даже если ваши увлечения пассивны, в дальнейшем это может перерасти в полезное занятие. Например, страсть к просмотру фильмов может побудить вас поступить в киношколу и позволит вам стать монтажером, кинокритиком или даже актрисой. Старайтесь превратить пассивное увлечение в деятельное. И, хотя бы мимоходом, интересуйтесь другими вещами. Чем больше вы знаете о жизни, тем больше у вас будет возможностей, и тем комфортнее вам будет иметь дело с разными людьми в разных ситуациях.

Совет родителям

Одобряйте и поддерживайте все увлечения вашей дочери, потому что они – основа ее комфорта, ее уверенности в себе, ее счастья и, может быть, даже ее гениальности. Скорее всего, они же и укажут ей путь к будущей карьере.

Не критикуйте ее за то, что она ведет себя как «книжный червь» или чрезмерно увлечена чем-либо. Она хочет вас радовать, но может это делать, только оставаясь собой. Она может пытаться быть кем-то другим, отражать то, что хотят в ней видеть люди, но это не ее суть. Она – ваш подарок, вам дано было жизнью заботиться об этой особенной девочке. Иногда это сложно, но также это и счастье.

У нее может и не быть очевидных выдающихся талантов. Одна из опрошенных мной женщин-аспи, профессор университета, сказала, что у нее нет феноменальных навыков. Однако, ее долгая и успешная карьера в сфере высшего образования подтверждает, что она обладает той целеустремленностью и способностью

концентрироваться, которые я причисляю к талантам аспи. По мере взросления ваша дочь будет развиваться и раскрываться, и вместе с этим проявится и область ее интересов.

3711
Нет комментариев. Ваш будет первым!