Глава 5, О чувстве вины

Глава 5, О чувстве вины

О чувстве вины

Один из признаков синдрома Аспергера – проблемы со зрительным контактом. Неуверенный взгляд заставляет нас выглядеть виноватыми. Но дело не только в этом. Думаю, в течение своей жизни мы действительно накапливаем внутри сильное чувство вины.

Нам не только указывают на наши стимы, но и упрекают во всех прочих особенностях, раз за разом, начиная с самого детства – родственники, друзья, учителя и все, кто окажется поблизости. Нам ставят в вину непредсказуемое и часто неуправляемое поведение. Даже самых послушных из нас упрекают за неуклюжесть в общении, за то, что мы говорим и делаем что-то не так. И, поскольку мы не знаем, что же делаем не так, в наш разум закрадывается глубокое чувство непонимания, отчуждения и вины, вытесняя нормальные эмоции, которые должен испытывать ребенок.

«У меня было много признаков аутичного поведения. Люди считали, что я знаю о своих странностях и намеренно веду себя так. Я. Ничего. Не. Понимала!» (Polly)

«В детстве у меня не было диагноза, и моим симптомам никто не придавал значения. Мне всегда велели «прекратить» или «взять себя в руки», когда у меня возникали проблемы с учебой или общением.» (Brandi)

В отсутствие диагноза возникает вакуум – который заполняется домыслами и навешиванием ярлыков.

«Школьные психологи считали, что я «трудный ребенок». Потом меня водили ко многим психиатрам, я проходила много тестов. Меня диагностировали в 12 лет.» (Riley)

Но диагноз не всегда означает, что люди перестанут думать, будто аспи-девочка ведет себя так намеренно. Родственники и окружающие, из невежества, а иногда и ревности, будут обвинять ее в том, что она притворяется, желает привлечь к себе внимание или даже устраивает истерики назло. Если родители поддерживают ребенка, они в результате берут вину на себя и подвергаются критике других членов семьи, которые не хотят потратить хоть какое-то время и разобраться в том, что такое СА.

«Мою дочь диагностировали очень рано. Сколько я помню, моя семья считала, что мы слишком балуем ее, и ее нужно более строго воспитывать. Они не могли понять, почему мы «допускаем» ее истерики и не настаиваем, чтобы она общалась с другими. По мере ее взросления родственники стали относиться к ней иначе. Если раньше в ней видели избалованного ребенка, то теперь считали почти что умственно отсталой. Когда ее двоюродные сестры собирались вместе, они никогда не брали ее в свою компанию. Моя мать боялась ее и не хотела оставаться с ней наедине.» (Deborah)

Когда мальчик непослушно ведет себя на публике – это, разумеется, плохо. Но к девочке требования еще более высоки – девочка обязана знать, как вести себя прилично.

«Когда у меня случались срывы, родители угрожали, что отправят меня в психушку, если я не перестану.» (Naga Empress)

«Меня часто обвиняли в том, что я говорю или делаю что-то не так. Почти всегда я не могла понять, в чем моя ошибка. Когда я пыталась выяснить, в чем дело, мне отвечали: «Сама знаешь, в чем!» (Elfinia)

Все это потенциально приводит к тому, что у нас развивается пожизненный комплекс вины, мы перестаем стремиться к отношениям с людьми, но при этом легко поддаемся внушению. Часто и в детстве, и будучи взрослыми мы изо всех сил стараемся угодить другим, но в результате всегда оказывается, что мы «создаем проблемы». Мы стараемся хорошо себя вести. Мы думаем, что если будем очень хорошими, люди нас полюбят, и все будет хорошо. Я постоянно вижу это по тому, как аспи ведут себя на работе. Они стараются не привлекать к себе внимания и не причинять неудобств, но их все равно в чем-то обвиняют, и они не знают, почему.

Когда начинается взросление, все становится только хуже. Бывает так, что мы начинаем поддаваться тем грехам, в которых нас обвиняют. Если все считают, что от вас одни неприятности, то вам уже нечего терять, если вы действительно начнете эти неприятности создавать.

«Я жила в очень враждебной обстановке под постоянным контролем. Все, что я делала, немедленно подвергалось критике. Что бы я ни сделала, все было неправильно. Мне многого не разрешали. Я избегала общения, у меня была избирательная немота, отсутствовал зрительный контакт, речь была тихая и неразборчивая, я раскачивалась из стороны в сторону и не могла усидеть на одном месте. Так как я девочка, аутизм никому не приходил в голову. Сначала все списывалось на стеснительность, потом на половое созревание, потом на трудности взрослой жизни. Мне всегда говорили: «Ты из этого вырастешь.» (Elle)

Разумеется, мы никогда из этого не вырастаем. Одно из ощущений, которое повторялось в течение всей моей жизни – чувство, что я должна быть лучше, должна справляться с работой, с отношениями, с жизнью лучше, чем сейчас. Каждый раз, когда кто-то от меня отказывался – друг, парень, муж, начальник – мне всегда говорили: «Ты сильная, ты справишься». Но я не чувствовала себя сильной. Я чувствовала себя невероятно уязвимой и никчемной и просто не могла понять, почему. Я знала, что умна, и знала, что не сумасшедшая – по крайней мере, надеялась на это. Врачи и психологи перечисляли проблемы моего поведения, большинство из которых, как позже оказалось, были признаками СА: боязнь перемен, эмоциональная незрелость, обсессивное поведение, стремление к контролю, негибкость мышления, депрессия, зацикленность на себе. Но все это звучало не как симптомы, а как недостатки, в которых меня упрекали. Они считали, если я знаю, в чем проблема, то я способна измениться – ведь я же умная. Нужно ли говорить, что у этих психологов я не задерживалась. Я пришла к выводу, что со мной все в порядке, это с другими что-то не так. Какое-то время это срабатывало, пока у меня не появилась дочь. Она подросла, и у нее стали появляться такие же наблюдения на мой счет, плюс некоторые ее собственные – например, что я не умею общаться и вообще странная. Я чувствовала себя невероятно одинокой. Потом я узнала о синдроме Аспергера.

Когда мы узнаём о своем диагнозе благодаря добросовестному врачу или собственным изысканиям, мы несомненно испытываем облегчение и чувство, что мы можем сбросить с себя некое бремя. Однако, это бремя приходится поднимать снова и снова, каждый раз, когда кто-то спрашивает: «Почему ты не можешь просто сделать то-то и то-то?» или когда мы сами видим, что просто не можем. Постоянно возникают новые ситуации, которые вызывают у нас срывы, приступы паники и т. д. От знания о синдроме Аспергера эти проблемы не исчезают и социальные навыки не возникают сами собой. Не все, кого вы встретите, увидят вашу аутичность, и по-прежнему будут мерить ваше поведение нейротипичной меркой.

Чувство вины всегда будет сопровождать нас, в какой-то мере. Большинству из нас, признаём мы это или нет, постоянно приходиться иметь дело с собственным чувством неловкости и стыда – за то, что мы не способны справляться с повседневными вещами, которые легко даются другим женщинам. Сохранить работу или дружбу, поддержать разговор, правильно распорядиться деньгами – большинству из нас это дается с трудом.

Мы испытываем вину и по другой причине. Синдром Аспергера не очевиден и не угрожает здоровью или жизни, как, например, рак или иная тяжелая болезнь, и мы это знаем. Мы выглядим «нормальными» и часто обладаем высоким интеллектом. У кого-то из нас нет проблем с обучением, у кого-то есть, но неявные, например, дислексия. Когда нам велят «взять себя в руки», мы сами хотели бы этого, и какая-то часть нашего мозга думает, что мы должны. Но говорить человеку с СА «просто возьми и сделай» – все равно что велеть человеку в инвалидной коляске подняться по лестнице.

У мужчин-аспи немало собственных проблем, но к женщинам общество предъявляет особые требования. От нас хотят, чтобы мы умели держать себя, прекрасно выглядели, обладали хорошими манерами, умели вести беседу и делали несколько дел сразу. Поэтому и ощущаем мы это по-особенному.

Совет аспи-девочкам

Некоторые члены семьи будут поддерживать вас на 100 процентов и стараться узнать о синдроме Аспергера все, что можно. Другие и пальцем не шевельнут, чтобы попытаться вас понять. Они будут думать, что видят вас насквозь, и не захотят слышать ничего, что может поколебать их мнение и заставить их пересмотреть отношение к вам. Большинство окажется где-то посередине. Если вы взрослая женщина, и ваши родители – пожилые люди, они могут оказаться не готовы принять, что вы всегда были аутичны, а они этого не замечали.

Если вам пришлось нелегко в детстве, и вы были лишены поддержки, мне хотелось бы сказать – не позволяйте этому затмевать ваш разум, не относитесь к людям с предубеждением, потому что в мире есть хорошие люди, и вы их встретите. Правда в том, что у каждого человека, который попадется вам на пути, есть и хорошие, и плохие стороны. У кого-то хороших качеств больше. Одни увидят в вас что-то достойное восхищения, что-то, в чем вы будете созвучны. Другие будут видеть ваши слабости (или то, что они считают слабостью) и будут использовать это как повод для осуждения, травли и так далее. Кто-то захочет подружиться с вами, поддерживать вас и защищать. Кто-то захочет вами манипулировать и использовать вас. Некоторые люди будут в разное время делать и то, и другое. Я много лет с этим живу, и моя собственная семья до сих пор меня не понимает. Хотя они знают, что я занимаюсь просвещением и распространением информации по поводу СА, сначала они меня хвалят, а потом тут же подвергают сомнению мои аспи-черты.

Лучшее, что вы можете делать – это верить в себя и знать, что в большинстве людей есть хорошее. Вы и сами можете раскрыть в них хорошее. Камертон заставляет гитарную струну резонировать, если она настроена на ту же ноту. Вы – особенная, у вас есть особенные качества, и вы можете раскрыть схожие качества в других людях. Вы можете побудить их взглянуть на жизнь и на самих себя с новой стороны. Вы здесь неслучайно. Вы украшаете мир своим присутствием, и найдутся люди, которые вас оценят. Я надеюсь, что с возрастом ваша уверенность в себе будет крепнуть, а не слабеть, и вы не закроетесь в четырех стенах, проводя каждый вечер за книгами и фильмами, как многие из нас, потому что мы знаем, как выглядит мир, и нам он не нравится. Если вас не устраивает ваше нынешнее окружение – город, люди и т. д. – не бойтесь подумать о том, чтобы что-то изменить. Подумайте, где и как вы можете принести максимум пользы себе и другим. Не стойте на одном месте, не позволяйте миру, где все куда-то бегут, загнать вас в тупик.

Надеюсь, ваша семья вас поддерживает. Если нет – я знаю, как тяжело и одиноко находиться в доме, где все считают вас белой вороной. Ирония в том, что нездоровая семья, где остальные ее члены не замечают проблем, может заставить вас самих считать себя нездоровой, так как вы не вписываетесь в окружение. Я твердо уверена, что большинство психологических проблем, сопровождающих СА, больше связаны с непринятием, травлей и чувством вины, чем с чем-либо другим. Когда-нибудь вы сможете уйти оттуда и создать собственную семью, где вы сами будете создавать атмосферу вашего дома – наполненного светом, любовью, играми, творчеством, книгами, смехом и чем вы захотите… даже если вы решите завести 15 хорьков и ламу.

Совет родителям

Прежде всего, не вините себя или своего мужа в том, что ваша дочь – аспи. Во-вторых, не вините ее. Жизнь наградила вас редким подарком.

«Наверное, любая мать, искренне любящая своих детей, думает, что если с ее ребенком что-то не так, то это ее вина. Я подхватила ужасный вирус в первом триместре беременности. Я изводила себя этим многие месяцы. Что, если бы я не работала в больнице… может быть, я бы не заболела… может быть, мне вообще нужно было не работать, а сидеть дома и беречь себя… Мыслями о собственной вине можно свести себя с ума. Но я пришла к пониманию, что жизнь такая, какая есть. С возрастом пришла мудрость. Я не могла повлиять на то, какой будет моя дочь. И позор мне, если я подумаю, что она чем-то хуже других из-за своей «особенности». С синдромом Аспергера или нет, я не стала бы любить ее меньше, она идеальна – такая, какой ее задумал Бог. Недопустимо, когда врачи и психологи винят родителей за то, что их дети не вписываются в норму. Люди с особенностями не лучше и не хуже. Они столь же ценны, как и все другие, они раскрашивают во множество цветов наш мир, который без них был бы черно-белым. Думаю, важно, чтобы родители всех детей это понимали.» (Дебора Тедон, директор группы поддержки людей с синдромом Аспергера)

Иногда вам может быть нелегко с вашей аспи-девочкой, и может показаться, что ей никто не нужен (позже это приводит к тому, что ей слишком часто приходится одной стоять за себя), но ей нужна забота – не только питание, но и понимание, поддержка и добрый совет. Она нуждается в этом не меньше, чем нейротипичные дети, а может, и больше, но часто получает меньше внимания из-за своего стремления к одиночеству. Не допустите этого.

В ее жизни с самого начала немало сложностей. Не прибавляйте к этому чувство вины, так как оно неизбежно приводит к психологическим проблемам (аутизм сам по себе – нейрологическая, а не психологическая особенность). Это, в свою очередь, может замаскировать СА и привести к тому, что врачи и психологи будут лечить внешние проявления вместо того, чтобы обратить внимание на источник.

Возможно, вашей дочери всю жизнь предстоит бороться с сенсорными проблемами, трудностями общения и чужими предрассудками. Дайте ей хороший старт в жизни, приняв ее особенности такими, как они есть.

2462

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!