Путь бабушки: из почасовой в постоянные

Путь бабушки: из почасовой в постоянные

За социальным проектом «Бабушка на час», занимающимся подбором персонала, я приглядываю давно. Сиделка мне, слава Богу, пока не требуется, менять сферу деятельности тоже не планирую. Но при жестком настрое российского общества на эйджизм интересна любая организация, ориентированная на трудоустройство людей предпенсионного и пенсионного возраста.

А недавно подруга написала в Facebook, что «бабушки» отказались от участия в конкурсе Headliner года и попросили проголосовать за благотворительные фонды, оказывающие помощь детям, чтобы главный (денежный) приз достался тем, кому он нужнее: «Мы делаем важное дело – обучаем и помогаем старшему поколению с трудоустройством. Помогаем людям в возрасте находить себя, избавляться от страха финансовой несостоятельности и оставаться востребованными. Мы хоть и социальные, но предприниматели, и умеем зарабатывать на свою социальную направленность и на ежемесячную адресную помощь детям. А фонды живут на пожертвования...»

Так я узнала, что Тамара Мамаева работает в команде «Бабушки на час» вместе с основательницей сервиса Наталией Линьковой. А недавно появился отличный повод для разговора с обеими: «Бабушки» объявили о Школе нянь, где мужчины и женщины предпенсионного и пенсионного возраста получили возможность бесплатно пройти курс занятий по возрастной психологии, детским болезням, конфликтологии, обеспечению безопасности детей, этике домашнего персонала. А также узнать об особенностях работы с детьми с ДЦП, синдромом Дауна, аутизмом, слабослышащими и слабовидящими детьми...

Поехала, несмотря на то, что природный цинизм нашептывал: история про бабушек, которых с удовольствием берут на работу, выглядит подозрительно. В чем сразу и убедилась: в зале сидели, в основном, молодые женщины. Еще несколько мужчин среднего возраста. И ни одной бабушки. Поэтому вместо стандартного вопроса «как вышло, что вы задумали этот проект», пришлось уточнять, куда дели «старушек».

Оказывается, за девушек я приняла внимательно слушающих лектора женщин третьего возраста, настолько хорошо они выглядят. Мужчины, кстати, тоже пенсионеры. Кажется, вовлеченность в активную жизнь омолаживает не хуже дорогих кремов и ЗОЖ.

На самом деле заполнить заявку на тестирование у «Бабушек на час» может человек любого возраста, но все же приоритет отдается людям с опытом. «Примерно 90% наших соискателей пенсионного и предпенсионного возраста», — делится Наталия Линькова. — «Именно их касается наша социальная ответственность. Мы — единственные, кто не берет никаких денег с соискателей, это наша принципиальная позиция. И обучение у нас тоже бесплатное. Мы не берем и процент с зарплаты. При этом мы гарантируем качество услуг. В том числе — путем проверки. Мы также не берем денег за поиск няни с многодетных семей, благотворительных фондов».

Выяснилось, что к услугам «Бабушек» прибегают благотворительные фонды, оказывающие содействие при лечении детей, чьи родители по разным причинам не имеют возможности находиться в больнице постоянно. В свою очередь, некоторые бабушки с удовольствием соглашаются помочь — посидеть несколько часов с ребенком.

90 процентов — звучит неплохо. Но от какого числа? На сегодня в базе «Бабушек на час» — семь тысяч трудоустроенных человек. Было бы больше, но значительная часть отсеивается при собеседовании и проверке. А здесь к этому подходят весьма серьезно.

Глава всех бабушек и дедушек объясняет: «Мы делаем настоящую проверку и глубинную психологическую диагностику. Превентивно выверяем возможные риски по психиатрическим заболеваниям, склонность к асоциальным действиям, к агрессии, лжи, воровству. Проверяем ювенальную и правовую безопасность, судимость, медицинские показатели. Нам важно знать, какой человек придет в семью. К сожалению, из-за этого у нас 80% отсева соискателей. Это очень много, но мы знаем случаи, когда люди, не прошедшие у нас проверку, устраивались на работу через другие агентства, и с ними все равно приходилось расставаться. Однажды, пока мы подбирали няню, из семьи позвонили — нашли через другое агентство. Однако попросили „по дружбе“ проверить кандидатуру».

Наталия сразу узнала соискательницу, которую у нее не прошла проверку. Психологи написали в заключении: слишком велик риск, что няня сядет на шею семье. Так и случилось. Родители уехали в командировку, а через несколько дней няня начала им звонить, угрожая, что бросит ребенка, если ей немедленно не повысят зарплату.

«После этого случая мы приняли решение, что не будем снижать планку. Да, мы проводим проверку, мы обучаем людей, но это означает качество. Также мы занимаемся выгоранием — работа с детьми тяжелая, у нас существует сопровождение психологов и адаптация нянь в семье».

Самое время вернуться к главному, вернее, первому вопросу. Наталия держит паузу. Я настаиваю на ответе. От руководителя Службы подбора сервиса Тамары Мамаевой уже знаю, что проект появился в конце 2016 года. Но почему, как? Линькова сдается: «Все банально. Я по профессии психиатр. Училась в докторантуре в Испании. Изучала когнитивные возможности и способности старшего возраста. Изучала, как занятость влияет на когнитивные способности. С группой ученых мы поставили эксперимент: предположили, что положительную динамику в состоянии пожилых людей придаст общение с молодыми. Набрали группу 60+, замерили все показатели и нашли им работу в молодых семьях. В основном, бэбиситтерами А через три месяца сделали новый замер. И увидели огромную разницу в памяти, в состоянии, в реакции».

Никак не могу понять, что ее смущает в собственном рассказе о наработке знаний и умений опытным путем. Оказывается, Наталии несколько раз рекомендовали придумать «красивую историю», почему она создала этот сервис. Человек, способный использовать свой ум, мозг и образование на благо, который оказался в состоянии с нуля реализовать отлично работающий социальный проект, слишком прозаичен.

Кстати, научную работу Наталия не бросила, она совместила ее с практикой, оставшись врачом-психотерапевтом. Как ученый-практик она абсолютно уверена, что с возрастом лучше всего голова сохраняется при полной занятости и в контакте с людьми разного возраста: тогда задействованы все отделы головного мозга. А поскольку занятия с детьми это еще и физическая нагрузка, у возрастных нянь отличная мышечная реакция. «Так, как наши в 60 лет бегают за детьми, не всякий молодой сможет», — уверена Линькова.

Наталия говорит о 60, но последнее время все чаще слышу от мужчин, не достигших еще сорока лет, что им отказывают в трудоустройстве из-за возраста. Одно дело собеседование, но оно не означает трудоустройства. Наталия Линькова кивает: «Мы постоянно сталкиваемся со сложностями. Устраивая на работу возрастную няню, мы каждый раз уговариваем родителей хотя бы встретиться с ней. Мы регулярно слышим: я толерантна к возрасту, но сорокалетних старух нам не надо». Все хотят няню 25-35 лет. А мы знаем, что у нас дама лет 60, которая идеально подойдет этой семье. И бывает, мы часами уговариваем маму познакомиться. Если удается, в 90% случаев мама уже не смотрит другие кандидатуры. Конечно, очень важно совпадение по психотипу и по ценностям, но у нас родители тоже проходят диагностику. И мы понимаем, кто с кем совместим".

Вспоминаю о дедушках. Оказывается, на них есть запрос в семьях, где отец много работает, или среди матерей-одиночек, осознающих, что детям необходимо мужское присутствие в доме. Мужчинам, кстати, приходится проходить «лишний» тест — на выявление склонности к педофилии. А вот молодых мужчин пока практически нет. На занятия пришел один. Но станет ли он гувернантом пока сказать трудно. Сначала он должен закончить школу, получить сертификат.

Сертификации Наталия Линькова придает огромное значение, видя свою задачу в легализации рынка домашнего персонала. «Сейчас кто угодно может прийти в семью. А ведь ребенок беззащитен перед тем, кто приходит в дом. Мама отдает ребенка, не зная человека. И никакие камеры не спасут, если ты увидишь, что над твоим ребенком издеваются. Поэтому последние месяцы мы постоянно проводим встречи по сертификации домашнего персонала, где мы разрабатываем единые критерии сертификации нянь. Сейчас сертификаты выдают за деньги кому угодно, значит, нет ценности этой бумаги».

Осталась всего пара вопросов. Первый, готовы ли бабушки становиться нянями не только для детей: «У нас есть сиделки-компаньоны. Они проходят курсы, где преподают геронтологи и гериатры, где обучаются первой помощи и уходу за лежачими людьми и маломобильными гражданами. А также работе с наиболее частыми возрастными заболеваниями: Альцгеймер, деменции».

Второй — про счастливые истории. Легенды. Зря я это спросила, рассказов было на полчаса. И о няне за 80, которая нарасхват. И о том, как мама взяла женщину, мечтавшую о внуках (своих не было) и теперь это полноценная семья. Больше того, мама купила няне квартиру рядом со своей. Кстати, случай далеко не единственный. А две няни настолько социализировались, что зарегистрировались не только как няни, но и на других сайтах. В итоге вышли замуж. Словом, чудеса случаются совсем рядом — только руку протяни.

Кстати, вспомнила: совсем последний вопрос: «Если условием нахождения няни будет такое — хочу, чтобы няня любила моего ребенка как своего — что ответите?» Наталия Линькова не удивлена. Такое уже случалось и не раз: «Я отвечаю: а вы будете любить няню как свою маму?».

Источник: Вести

20:12
144
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!